DE
12+

Майораз Сандрин. Еврейский рабочий союз в Швейцарии

Статья (ru):
Artikel (de):
29.05.2015

5 комментариев

29.05.2015 13:14
13.02.2011 22:43
Arbeitsgruppe in Basel
Diskussionspunkte
Wir haben ueber die Rolle von Bern und Genf in der Organisation des Bundes im Ausland diskutiert: bisher wurde immer wieder behauptet, dass Genf die zentrale Rolle spielte. In meiner Arbeit habe ich gezeigt, dass auch Bern eine wichtige Stelle hatte. Die Frage war, ob ich behaupten wuerde, dass Bern und nicht Genf im Zentrum stand.
Bis zur Ausweisung Machlins Anfang Mai 1906 befand sich das Zentralbuero der Obedinennaja Organisacija Bundovskih Kružkov Zagranicej in Bern. John Mill hatte das Auslandskomitee des Bundes zwar in Genf gegruendet, die Bund-Gruppe in Bern zaehlte jedoch am meisten Mitglieder. Von dem her kann man sagen, dass Bern bis 1906 parallel zu Genf eine bedeutende logistische und organisatorische Rolle spielte, auch zwischen Herbst 1901 und Herbst 1903, als das Auslandskomitee und seine Druckerei von Genf nach London verlegt worden waren. Nach der Ausweisung von David Machlin wurde das Zentralbuero der Obedinennaja Organisacija Grupp Sodejstvija Bundu Zagranicej nach Genf verlegt, was dazu fuehrte, dass sich jetzt alle zentralen Organe der Organisation des Bundes im Ausland in Genf befanden.

Es kam auch die Frage, wie die Schweizer Juden und die anderen sozialistischen Gruppierungen die Bundisten in der Schweiz wahrnahmen.
Obwohl dies nicht Gegenstand meiner Arbeit war, habe ich mehrmals Quellen getroffen, die auf eine punktuelle Zusammenarbeit zwischen Bundisten und Vertretern anderer sozialistischen Richtungen hinweisen. So beispielsweise in Zuerich, wo sich mehrere linksorientierte Gruppierungen, deren Mitglieder aus dem Russischen Reich stammten, sich zusammengeschlossen hatten, um Referate, Abende und Konzerte zu organisieren, in der Hoffnung, mehr Geld in die Parteikassen bringen zu koennen. Auch nachdem der Bund 1903 aus der RSDRP ausgetreten war, hatten gewisse Mitglieder des Bundes immer noch gute Kontakte mit Angehoerigen der RSDRP. Spuren von persoenlichen Kontakten zwischen Bundisten (wie zum Beispiel Vladimir Medem) und einigen Genfer Sozialisten habe ich auch gefunden. Sie konnten leider im Rahmen meiner Arbeit nicht naeher betrachtet werden.
Was die Schweizer Juden betrifft: Man soll nicht vergessen, dass die Bundisten sozialistische Ideen vertraten. Die juedischen Gemeinden in der Schweiz lehnten diese Ideen ab. Es kam also zu keinen Kontakten zwischen den Bundisten und den juedischen Gemeinden in der Schweiz.
Das Problem der Kompetenz der Schweizer Polizei wurde auch angesprochen. Die Polizisten konnten naemlich weder Russisch, noch jiddisch. Die Schweizer Zeugen auch nicht. Deswegen war es schwierig, den Inhalt einer Versammlung richtig zu beurteilen, um zu entscheiden, ob die Versammlung die Sicherheit der Schweiz gefaehrdete oder nicht. Vielmehr handelten die Polizisten nach einem Muster, das sie fuer alle sozialistischen Gruppierungen aus Osteuropa benutzten. Die Tendenz, alle Sozialisten aus Osteuropa in den selben Topf zu werfen, war gross, wie der Fall David Machlin zeigt.
29.05.2015 13:15
10.03.2011 23:08
Ich moechte mich zuerst bei allen Teilnehmenden fuer ihre konstruktiven Bemerkungen bedanken. Ich werde jeden Punkt der Reihe nach behandeln.
— Nicht nur bei den Bundisten, sondern auch bei allen anderen sozialistischen bzw. revolutionaeren Bewegungen aus dem Russischen Reich existierte diese Diskrepanz zwischen dem Entstehungskontext der Parteien und dem effektiven Kontext ihrer Entwicklung. Das Exil vieler Vertreter des Bundes zwang sie, neue Strategien anzuwenden, und sich neue Gedanken ueber die Verbreitung ihrer Ideen zu machen. Das besondere Milieu der
Inhaltsverzeichnis
1 Einleitung
1.1 Forschungsstand
1.2 Fragestellung und methodischer Ansatz
1.3 Die Quellen
2 Die Entstehung des Bundes
2.1 Die Ausgangssituation für die Entstehung des Bundes am Ende des 19. Jahrhunderts
2.2 Vom ersten Streik bis zur Gründung des Allgemeinen Jüdischen Arbeiterbundes in Litauen, Polen und Russland
3 Die Entstehung des Auslandskomitees und die Organisation des Bundes im Ausland
3.1 John Mill und die Gründung des Auslandskomitees in Genf
3.2 Die israelitische Druckerei
3.3 Die Ausweisungen von Kremer und Bernstein und die Verlegung des Auslandskomitees nach London
3.3.1 Die Demonstration vom 5. April 1901 in Genf
3.3.2 Die Verbindungen zwischen den Bundisten und anderen russischen Sozialdemokraten
3.3.3 Der Antrag Aron Kremers vom 24. September 1901
4 Der Bund im Ausland um 1902
4.1 Allgemeine Organisation und Funktionen der Zentralzirkel im Ausland
4.2 Die Zentralzirkel in der Schweiz
4.3 Das Berner Beispiel
4.4 Die Schwierigkeiten der Zentralzirkel 1902
5 Die Rückkehr des Auslandskomitees in die Schweiz
5.1 Die Druckerei
6 1905: die Revolution und die Konsequenzen für den Bund
7 Der Fall David Machlin
7.1 Verhaftung und erstes Verhör
7.2 Die Reaktion des Bundes
7.3 Die Ausweisung
7.4 Das Postfach Nr. 13320
8 Das Jahr 1906
8.1 Der Bund im Russischen Reich
8.2 Der Bund im Ausland
8.2.1 'Legalisierung' und 'Demokratisierung'
8.2.2 Die Zusammensetzung der Kolonien und der Förderungsgruppen im Juli 1906
8.2.3 Die Anerkennung der Organisation durch das Zentralkomitee
8.2.4 Die Tätigkeiten
8.2.5 Weitere Probleme
8.2.6 Das Verhältnis zu den anderen Gruppierungen
9 Die Jahre 1907-1910: Krisenzeit
9.1 Allgemeine Schwierigkeiten
9.2 Die Schweizer Gruppen
10 Die Jahre 1911-1912
11 Was aus dem Auslandskomitee wurde
12 Schluss
13 Bibliographie
13.1 Ungedruckte Quellen
13.2 Gedruckte Quellen
13.3 Nachschlagewerke
13.4 Literatur

1.2 Fragestellung und methodischer Ansatz
Diese Arbeit beschäftigt sich mit der Geschichte des Bundes in der Schweiz, wobei zwei Aspekte im Zentrum stehen. Zum Einen wird angeschaut, wie das Auslandskomitee des Bundes und die anderen ausländischen Zirkel dieser Partei in der Schweiz organisiert waren und welche Funktion sie erfüllten. Zum Anderen wird die Frage untersucht, welches Verhältnis die Mitglieder der Partei zu den Schweizer Behörden hatten und vice versa. Wurden die Bundisten und ihre Tätigkeiten durch die Schweiz in ihrer Ganzheit wahrgenommen? Wenn ja wie, und wenn nein wieso?
Die vorliegende Analyse will sich jedoch nicht auf eine unpersönliche Behandlung des Themas beschränken. Die Geschichte wird teilweise durch die Darstellung konkreter Einzelfälle rekonstruiert. Die Wahl dieser Vorgehensweise rechtfertigt sich durch die Quellenlage. Denn das Quellenmaterial dieser Studie setzt sich aus verschiedenen Typen zusammen. Es handelt sich um Erinnerungen der Betroffenen, um Archivmaterial aus dem Archiv des Auslandskomitees des Bundes, sowie um Polizeiakten, Verhörprotokolle und andere Unterlagen der Schweizer Obrigkeit. Diese Vielfalt erlaubt einen multiperspektivischen Blick auf die Ereignisse und eine Horizonterweiterung.
Methodisch nähert man sich dabei dem Prinzip der Histoire croisee, welches die Historiker Michael Werner und Benedicte Zimmermann entwickelt haben (1). Auch wenn die zwei Forscher diese Methode für internationale Transfergeschichte ausgearbeitet haben, kann man sich für die vorliegende Arbeit auf einigen wichtigen Punkten und Erkenntnissen dieser Verfahrensweise stützen. Mit der Histoire croisee werden verschiedene Elemente gekreuzt, überkreuzt, verflechtet. Diesem Verflechtungsprozess werden nicht nur die konkreten Gegenstände der Forschung, sondern auch die Sichtweisen auf die untersuchten Objekte, die Beziehung zwischen dem Forscher und den analysierten Dingen sowie die Frage des Massstabs unterworfen (2). Um diese Ueberkreuzungen zu analysieren, gebraucht die Histoire croisse zwei theoretische Komponenten: induktive Pragmatik und Reflexivität (3). Die induktive Pragmatik impliziert als Ausgangspunkt die Beobachtung der Gegenstände und der Handlungssituationen, in denen sie sich entfalten, aus einem oder mehreren Standpunkten (4). Das erlaubt unter anderem zu verallgemeinern, ohne «die Verallgemeinerung [...] von der konkreten Situation, in der sie aktualisiert und umgesetzt wird, zu trennen» (5), und so eine Vielfalt von Interaktionen zu entdecken. Dies ist wichtig, denn dadurch wird die Opposition zwischen Makro- und Mikrogeschichte überwunden. Die zwei Ebenen werden durch viele Zwischenstufen miteinander verbunden und gegenseitig ergaenzt. (6). Durch die Vermehrung der Beobachtungspunkte hat die induktive Pragmatik ein hohes Mass an Reflexivitaet zur Folge. Dank dem Ansatz der Histoire crois?e werden die bestehenden Elemente sowie die Vorstellungen und Analysen des Historikers über sie durch die Pluralität der Perspektiven infrage gestellt. Dadurch gewinnt die Forschung an Objektivierung und Neutralität: «Diese Arbeit der selbstreflexiven Methodenkontrolle leistet die Histoire croisee vor allem durch die Pluralisierung der Sichtweisen. Die verschiedenen Blickwinkel auf den Gegenstand generieren zusätzliche Dimensionen der Wahrnehmung und verändern die Art und Weise, wie er scheint. Gleichzeitig werden in einem Rückdoppelungseffekt die Beobachterposition ihrerseits modifiziert.» (7). Deswegen scheint diese Methode hier angebracht zu sein. Sie ermöglicht nämlich die Komplexität des Themas wahrzunehmen und hilft gleichzeitig die Vielfalt der Quellen nutzbringend zu verwenden.
29.05.2015 13:15
13.02.2011 22:59
Протокол дискуссии Базельской рабочей группы
Базельская группа обсуждала вопрос о роли Берна и Женевы в организации Бунда за границей: до сих пор в историографии утверждалось, что центральное значение принадлежало Женеве. В своей работе я продемонстрировала, что Берн также занимал важное место. Был задан вопрос, утверждаю ли я, что Берн, а не Женева являлись центром для организации.
До высылки Махлина в начале мая 1906 г. Центральное бюро Объединенной организации бундовских кружков за границей находилось в Берне. Хотя Джон Милль организовал Заграничный комитет Бунда в Женеве, группа в Берне была самой массовой. Отсюда можно утверждать, что до 1906 г. Берн параллельно с Женевой имел важное логистическое и организаторское значение, даже в период с осени 1901 г. по осень 1903 г., когда Заграничный комитет и его типография были переведены из Женевы в Лондон. После высылки Давида Махлина Центральное бюро Объединенной организации групп содействия Бунду за границей переехала в Женеву, что привело к концентрации всех центральных органов организации Бунда за границей в Женеве.
Участниками встречи был затронут также вопрос, как воспринимали друг друга швейцарские евреи и другие социалистические группы бундовцев в Швейцарии.
Хотя это не было предметом моей работы, я много раз встречала в источниках указания на разовое сотрудничество между бундовцами и представителями других социалистических направлений. Так, например, в Цюрихе, многие представители левых группировок, происходившие из Российской империи, объединились для организации рефератов, вечеров и концертов в надежде собрать больше денег в партийную кассу. Даже после выхода Бунда из РСДРП в 1903 г., некоторые его члены сохраняли хорошие контакты с представителями РСДРП. Я также нашла следы личных контактов (например, Владимира Медема) между бундовцами и женевскими социалистами. Однако более подробно я этот сюжет в моей работе не рассматривала.
Что касается швейцарских евреев, нельзя забывать, что бундовцы представляли социалистические идеи. А еврейские общины в Швейцарии эти идеи отвергали. Поэтому не существовало контактов между бундовцами и еврейскими общинами.
В дискуссии была также затронута компетенция Швейцарской полиции. Однако полицейские не понимали ни русского, ни идиша, как, впрочем, и швейцарские свидетели. Поэтому полиции было тяжело делать выводы о содержании какого-то собрания: представляло ли оно угрозу для безопасности Швейцарии. В большей степени, полицейские использовали тот образец действий, который они применяли ко всем социалистическим группировкам из Восточной Европы. Соответственно, как демонстрирует случай Давида Махлина, получила свое развитие тенденция стричь всех социалистов под одну гребенку.
29.05.2015 13:15
21.02.2011 20:17
Протокол челябинской рабочей группы Интернет-семинара по русской истории.
Представленный на обсуждение текст Сандрин Майораз об истории Еврейского рабочего союза в Швейцарии начала ХХ века посвящен теме, которая долгое время оставалась в советской историографии маргинальной. Изложенные автором факты вызвали неподдельный интерес участников семинара, сам же подход к материалу и полученные выводы — оживленный обмен мнениями. Дискутанты выразили желание познакомиться более подробно со структурой магистерской работы и с детальным описанием методологического подхода автора к изучаемым источникам.
Заданные вопросы и озвученные комментарии можно сгруппировать вокруг следующих проблемных пунктов:
— чаще всего участниками обсуждения затрагивалась тема культурного контекста. Нам показалось, что недостаточно внимания уделено очень важному феномену: партийная организация Бунда зародилась в одной политической, социальной и культурной среде, а ее рабочая интеллектуальная группа вынуждена была существовать и функционировать совершенно в другой. Каким образом европейский контекст и многочисленные контакты с представителями политических групп из разных стран повлияли на мировосприятие и идеологические установки организаций Бунда? Насколько быстрым было приспособление, затруднялось ли оно устойчивыми стереотипами и культурными барьерами? Очень интересен косвенно затронутый автором языковой аспект. С одной стороны, по-видимому, деятели Бунда были открыты контактам с коллегами, разговаривающими на европейских языках. С другой — повышение роли идиша как программного языка бундовцев означало постепенное их расхождение с сионистами, программным языком которых выступал иврит;
— дискутантов удивила авторская селекция источников, исключившая письма и работы швейцарского периода В.Ленина, много и подробно писавшего о Бунде. Кроме того, контакты и конфликты бундовцев с эмигрантами-социалистами других направлений в Швейцарии также заслуживают большего внимания для выявления структур повседневной коммуникации сторонников Бунда в Швейцарии;
— весьма любопытным, но требующим дополнительного анализа участникам показался сюжет совместного отдыха представителей социалистических партий в Швейцарии. Как представляется, совместный досуг должен был породить новые поведенческие и коммуникативные практики;
— участники хотели бы порекомендовать Сандрин ознакомиться с обсуждавшимся не столь давно в рамках Интернет-семинара текстом Анины Жидков «Exil als Lebenswelt: Praegungen einer Generation von Revolutionaeren». Возможно, привлечение аналитического концепта и выводов Анины придало бы работе новые интересные исследовательские перспективы.
29.05.2015 13:15
10.03.2011 23:31
Сандрин Майораз
Я бы хотела первоначально поблагодарить всех участников Интернет-семинара за конструктивные замечания. Постараюсь ответить на них по порядку.
— Не только в случае бундовцев, но и в случае других социалистических и революционных движений из Российской империи существовала упомянутая разница между контекстом возникновения партии и контекстом их эффективного развития. Эмиграция многих представителей Бунда вынуждала их обращаться к новым стратегиям и поиску новых путей распространения своих идей. Особая среда «студенческих колоний» явилась для этого весьма подходящей, так как способствовала развитию дискуссий и соперничества между различными системами взглядов. Насколько я знаю, контакты вне этих «студенческих колоний», то есть со швейцарским населением, были редки. Для установления идиша как программного языка имелась в том числе и практическая причина: он оставался родным языком большинства рабочих-евреев из Российской империи и являлся таким образом тем языком, с помощью которого можно было достичь «масс».
— Я не опиралась на работы Ленина, так как моей целью являлось представление видения бундовцами своей работы и организации в Швейцарии. Я ни в коем случае не хотела писать об оживленных дискуссиях и идеологической борьбе между Бундом и фракцией Ленина. Я встречала в некоторых источниках описания отношений бундовцев с другими группами, находившимися в Швейцарии, и кратко представила их в своей работе. Однако эта тема требует отдельного исследования. В некоторых городах, например, в Цюрихе, контакты между различными социалистическими группировками были теснее, чем в других. Не следует забывать, что границы между различными социалистическими направлениями в начале ХХ века были еще проницаемы. Единственной группа, которая всегда однозначно определялась как «враждебная», являлись сионисты.
— Совместный отдых представителей русских социалистических партий в Швейцарии, несомненно, является очень интересной темой, заслуживающей углубленного изучения.
— Я благодарю за указание на статью Анины Жидков.
Сандрин Майораз

Постановка вопросов и методологическая концепция
Работа посвящена истории Бунда в Швейцарии, при этом в центре исследования находятся два аспекта. С одной стороны, будут рассмотрены организация и функции Заграничного комитета Бунда и других кружков. С другой — будут исследованы взаимоотношения членов партии и швейцарских ведомств. Были ли восприняты бундовцы и их деятельность швейцарской стороной в целом? Если да (или нет), то почему?
Представленный анализ не будет ограничен безличностным разбором темы. Частично история будет реконструирована через представление конкретных случаев. Выбор подобного подхода оправдывается состоянием источниковой базы, которая соединяет в себе различные типы материалов. Речь идет о воспоминаниях участников, архивных материалах из архива Комитета Бунда за границей, а также о полицейских актах, протоколах допросов и других бумагах швейцарских ведомств. Это многообразие позволяет создать мультиперспективный взгляд на произошедшее и расширить горизонты исследования.
Методологически я близка принципу Histoire crois`e, сформулированному историками Михаэлем Вернером и Бенедиктом Циммерманом (1). Несмотря на то, что исследователи разработали данный метод для интернациональной истории трансфера, данная работа может опереться на его некоторые важнейшие пункты и подходы. В Histoire crois?e скрещиваются, перекрещиваются и сплетаются различные элементы. Этому процессу сплетения подчиняются не только конкретные предметы исследования, но и сам взгляд на исследуемые объекты, отношения между исследователем и анализируемыми вещами, а также выбор масштаба (2). Histoire crois`e использует для анализа два теоретических компонента: индуктивную прагматику и рефлексию (3). Индуктивная прагматика определяется как исходный пункт для наблюдения предметов и ситуаций действия из одной или нескольких перспектив (4). Это в том числе позволяет обобщить и «отделить обобщение от конкретной ситуации, в которой оно актуализируется и реализуется» (5), обнаружив тем самым многообразие интеракций. Это важно, ибо таким образом преодолевается оппозиция между макро- и микроисторией. Эти два уровня соединяются друг с другом и дополняют друг друга благодаря множеству промежуточных ступеней (6). Благодаря индуктивной прагматике следствием увеличения наблюдательных позиций является высокая степень рефлексии. Благодаря подходу Histoire crois`e составляющие элементы, а также представления историка ставятся под вопрос через множественность перспектив. Тем самым исследование выигрывает в объективации и нейтральности: «Эту работу по саморефлексивному контролю методов Histoire crois`e осуществляет прежде всего через плюрализацию перспектив. Различные углы зрения на предмет создают дополнительные измерения восприятия и изменяют способ и вид его рассмотрения. Одновременно в эффекте возвратного удвоения модифицируются позиции наблюдателя». (7). Отсюда данный метод кажется вполне подходящим для изучения предмета данной работы. Он позволяет воспринять комплексность темы и одновременно помогает плодотворно использовать многообразие источников.
Структура работы
1 Введение
1.1 Состояние исследований
1.2 Постановка вопросов и методологический подход
1.3 Источники
2 Возникновение Бунда
2.1 Исходная ситуация для возникновения Бунда в к. 19 в.
2.2 От первой стачки к основание Всеобщего еврейского рабочего союза в Литве, Польше и России
3 Возникновение Заграничного комитета и Организации Бунда за границей
3.1 Джон Милль и основание Заграничного комитета в Женеве
3.2 Израилитская типография
3.3 Высылка Кремера и Бернштейна и перенос Заграничного комитета в Лондон
3.3.1 Демонстрация 5 апреля 1901 г. в Женеве
3.3.2 Связи между бундовцами и другими русскими социал-демократами
3.3.3 Заявление Арона Кремера от 24 сентября 1901 г.
4 Бунд за границей около 1902 г.
4.1 Общая организация и функции центральных кружков за границей
4.2 Центральные кружки в Швейцарии
4.3 Пример Берна
4.4 Трудности центральных кружков в 1902 г.
5 Возвращение Заграничного комитета в Швейцарию
5.1 Типография
5.2 Каружке
6 1905: революция и ее последствия для Бунда
7 Случай Давида Махлина
7.1 Арест и первый допрос
7.2 Реакция Бунда
7.3 Высылка
7.4 Почтовый ящик номер 13320
8 Год 1906
8.1 Бунд в Российской империи
8.2 Бунд за границей
8.2.1 «Легализация» и «демократизация»
8.2.2 Слияние колоний и групп содействия в июле 1906 г.
8.2.3 Признание организации Центральным комитетом
8.2.4 Деятельность
8.2.5 Дальнейшие проблемы
8.2.6 Отношения с другими группировками
9 1907-1910 гг.: кризис
9.1 Общие трудности
9.2 Швейцарские группы
10 1911-1912 гг.
11 Что стало с Заграничным комитетом
12 Заключение
13 Библиография