DE
12+

Герке Карстен, Хауманн Хайко. Восточная Европа и восточно-европейская история.

Статья (ru):
Artikel (de):
18.03.2015

4 комментария

06.05.2015 13:15
Basler Team — 29.07.2004 12:36
In einer kleinen Gruppe haben wir den Beitrag diskutiert und sind dabei auf einige weiter führende Fragen gestoßen, die wir hier gerne vorstellen möchten.

— Wird Osteuropa die Entwicklung von Westeuropa durchmachen, allerdings verzögert, wie es immer wieder angenommen wird? Oder kann man nicht auch erwarten, dass es keine zwingende Angleichung an «westliche» Standards geben wird, sondern eine eigene Entwicklung erfolgt?

— Welche Kategorien und Normen wenden wir für unseren Blick nach West-/Osteuropa an, wie ist unsere räumliche Wahrnehmung? Sollten wir nicht von einem Bild verschiedener Regionen für West und Ost ausgehen, die wir auf einer mikrohistorischen Ebene mit dem Konzept der Lebenswelt verknüpfen?

— Ist das Konzept der Nationalgeschichte ьüberholt und kann es durch Area studies abgelöst werden? Oder orientieren wir uns nach wie vor an der Kategorie Nation? Wäre es nicht sinnvoller, nach Geschichtslandschaften zu fragen, um etwa auch die Zeit bis zum 19. Jahrhundert zu erfassen?

Abschließend waren wir uns einig, dass eine Auflösung des Faches Osteuropawissenschaften/Osteuropäische Geschichte weder sinnvoll noch praktikabel sei, wie es in dem Beitrag ausgeführt wurde.

Carmen Scheide
Juli 2004
06.05.2015 13:16
Alexander Fokin — 09.07.2004 15:59
Sehr geehrte Herren H.Haumann und C.Goehrke,

ich orientiere mich nicht besonders gut in den Fragen, die zur Diskussion gestellt sind, versuche aber einige meiner Gedanken zu äußern. Zuerst etwas persönliches. Ich lebe in der Stadt Tscheljabinsk, die im asiatischen Teil Russlaendischen Föderation liegt. Obwohl Russland insgesamt zu Osteuropa gehört, ist Tscheljabinsk schon Asien. Es stellt sich die Frage davon, wie Osteuropa zu definieren ist. Ist das ein geografischer Teil Europas? Oder ist Osteuropa als ein Gegensatz Westeuropas zu verstehen? Was machen wir dann mit der (historischen) Tschechoslowakei und DDR?

Mit scheint, dass die Teilung in Osteuropa und Westeuropa hinsichtlich Russland uns zu petrinischen Zeiten führt. Die petrinische Modernisierung zwang Russland zu „Europaeisierung“ Asiens und half der Selbstwarnehmung der Russen als Europäer. Die Westeuropaeer ihrerseits fangen an, Russland als ein „ruckständiges“ Europa wahrzunehmen. Dass heißt, dass diese Teilung auch unter Einfluss der subjektiven Faktoren entstanden war.

Das zweite Problem liegt im Bereich der Allgemeinen und der Besonderen. Wenn wir über Europa, Westeuropa oder Osteuropa sprechen, sprechen wir keinesfalls über die Realität. Wenn die Historiker große Schwierigkeiten mit der Definition der Nation haben und nicht wissen, was ein Schweizer, ein Deutsche oder ein Franzose bedeutet, können wir dann über die „Osteuropa“ und „Osteuropäer“ sprechen, ohne zu grob die Realität zu verstehen? Vielleicht, wenn es um die Osteuropaforschung geht, geht es um die Forschung eines ausgedachtes Landes, wie „Mittelerde“ von J.R.R. Tolkien. Vielleicht haben die Historiker recht, die vorschlagen, die Nationalstaaten als ?Einzelheiten? des historischen Prozesses wahrzunehmen.

Vielen Dank für den interessanten Text,
Alexander Fokin und andere Studenten.
06.05.2015 13:15
Базельская команда — 29.07.2004 12:53
Мы обсудили текст К.Герке и Х.Хауманна небольшим коллективом и хотели бы представить вопросы, которые возникли у нас в процессе обсуждения.
1. Предстоит ли Восточной Европе пройти тот же путь развития, который прошла Западная, но с опозданием, как гласит расхожее мнение? Или можно ожидать, что никакого «сближения» с Западом не произойдет и Восточная Европа пойдет собственным путем?
2. Какими категориями и нормами мы пользуемся при анализе Западной/Восточной Европы и каково наше восприятие пространства Европы? Может быть, мы должны исходить от точки зрения на Восточную и Западную Европу как на два различных региона, которые, тем не менее, находят точки соприкосновения, если анализировать их с применением концепции «жизненного мира»?
3. Можно ли считать, что концепция национальной истории устарела и ее должны заменить локальные исследования — area studies? Или мы как и прежде ориентируемся на концепцию нации? Может быть целесообразнее ставить вопрос об исторических ландшафтах, которые позволят охватить исследованиями и время до начала 19 века?

В заключении все были едины в том, что ликвидация дисциплины «восточноевропейские исследования» нецелесообразна, в том числе и с практической точки зрения. Таким образом, наш коллектив вполне согласен с мнением, выраженным в тексте, представленном для дискуссии.

Кармен Шайде, июль 2004
06.05.2015 13:16
Александр Фокин — 09.07.2004 15:58
Глубокоуважаемые г-да Х. Хауманн и К. Герке,

с интересом ознакомился с Вашей работой и проблемой изучения истории “Восточной Европы”. Хочу поделиться своими соображениями и уточнить некоторые пункты. К сожалению, я не очень владею ситуацией касательно этого вопроса, поэтому сразу прошу прощения, если мои вопросы будут не оригинальными и уже были обсуждены в ходе дискуссии.
Начнем, пожалуй, с личного. Я проживаю в городе Челябинске, который находится в азиатской части России, и географически не входит в Восточную Европу, так же как Сибирь, Чукотка, Дальний Восток и т.д. Подразумевается, что изучение Восточной Европы затрагивает не только географическую Восточную Европу, но и Азию? Если да, то можно попросить очертить географические границы “Восточной Европы”. Если принять взгляд на “Восточную Европу” как на противопоставление “Западной Европе”, то как относиться к ГДР и Чехословакии?
Хочу поделиться своей мыслью по поводу возникновения термина “Восточной Европы” в значении “другой Европы”. Как мне представляется, подобное отношение в частности к России сложилось в эпоху Петровской модернизации. Поскольку именно Петр 1 заставил играть Россию по европейским правилам. Когда Россия сама стала осознавать себя как европейское государство, тогда и относиться к ней стали как к “отсталой Европе”. Подобных проблем не было у Московской Руси. Поскольку она осознавала себя как уникальное явление, которое не связано с “Западной Европой”. Позиция московских государей говорит скорее о пренебрежительном отношении Москвы к европейским странам. Даная позиция характерна не только для Москвы, например, Китай долгое время считал себя центром мира, и из этого исходило отношения к другим странам. Даже когда прибывали послы европейских государств, которые значительно опередили Китай в научно-техническом плане, традиционное сознание китайских императоров заставляло воспринимать их как “варваров” с окраин империи. У них не было комплексов неполноценности, которые у Петра выражались в рубке бород, переодевании в новые одежды и введении других, европейских нравов. Это его отличает от отца, который проводил “ползучую модернизацию” без такого слепого копирования.
Другой проблемой изучения “Восточной Европы”, которая характерна и для многих других тем, является соотнесения частного и общего (или скорее обобщенного). Следует признать, что даже во время “Соцлагеря” единой “Восточной Европы” не существовало, как не было единой советской нации. Реально не существует русских, немцев, французов, швейцарцев, американцев и т.д. Тут даже опыт нацистов не поможет, поскольку национальность, в отличии от черепа, линейкой не измерить. Возникает проблема: либо мы работаем с обобщенными представлениями и игнорируем индивидуальности, либо мы стараемся работать с конкретными вещами. Поскольку когда мы произносим “Европа”, а особенно “единая Европа”, то подразумеваем некую общность. Но в реальности этой общности нет. Поскольку, например, Швеция значительно отличается от Италии, и говорить о них как о “Европе”, на мой взгляд, не очень корректно. Выходит, что, изучая “Восточную Европу”, мы изучаем вымышленную страну, подобную Средиземью J.R.R. Tolkiena, поскольку они обе находятся в пространстве фантазии. Возможно, правы те, кто предлагает изучать конкретно Россию, Польшу, Украину и т.д., а не мифологическую “Восточную Европу”. Мне представляется, что термин “Восточная Европа” лучше оставить географии. Для историков “Восточная Европа”, и не только она, схожа с дыркой от бублика. Пока бублик есть, дырка существует. Но продолжает ли она существовать после того как бублик съели? Поэтому лозунг “Восточная Европа мертва!” несостоятелен, как и лозунг Ницше, поскольку “Восточной Европы”, как и бога, нет.